Арктика глазами фотографа


1.jpg

Путешествия - это вызов, вызов, в первую очередь, самому себе; и у всех свои дороги, свои странствия. Окружающие смотрят снисходительно или недоуменно, неизбежно задавая банальные вопросы: «Куда тебя несёт? За чем? Что ты вообще там забыл?» Кто-то карабкается в горы, другие с них катаются, третьи ходят по музеям, а кто-то просто «греет кости» на том пляже, где «всё включено». Здесь история иная...

2.jpg

Хотелось многого: посмотреть на белых медведей, на лежбища моржей, на колонии морских птиц, ледники и айсберги. Хотелось увидеть Арктику своими глазами, и не просто увидеть, а прочувствовать её. Там холод и лёд, а красота достаточно сомнительна: нет ни вековых реликтовых лесов, ни живописных речных долин, зато есть что-то магическое, притягательное и одновременно пугающее в арктических просторах архипелага Земля Франца-Иосифа. Да и земли тут совсем немного: 90% архипелага скрыто под вековыми льдами, что спускаются с гор на побережья к водам океана. Порой она скупа на краски - всё как на черно-белой фотографии. Но это сказочные земли, где всё просто и величественно. Белые снежные поля ледников сливаются с облаками, а чёрные плоские вершины гор возвышаются в туманном безмолвии. Там серое небо часто соединяется с не менее серым морем. А порой оно вспыхивает яркими цветовыми пятнами, открывая красные мхи. Чёрные скалы в лучах солнца становятся оранжевыми, из-за накипных лишайников, произрастающих повсеместно, лёд становится нежно-голубым или цвета морской волны.

 3.jpg

Ночь прошла в суете предэкспедиционной. Да и ночь ли это была? Солнце на час скрылось за сопкой, а после снова утопило в свете рыбный порт и город-герой Мурманск, расположившийся на берегах Кольского залива. Часам к одиннадцати всё было готово к отплытию, и последние пассажиры поднимались на борт. Ждали лишь прилива, чтобы ледокол "Капитан Драницын" смог покинуть Кольский залив и выйти в Баренцево море. Ранним утром следующего дня море показало свой нрав. Качало так, что все, что лежало на столе, оказалось в мусорном ведре, включая ключи, рации, и всякие мелочи. Перемещаться по судну приходилось, держась за поручни, и тем не менее, это весело! Но не для тех, кого одолела морская болезнь... Судовой врач только и успевал разносить таблетки от качки по каютам верхних палуб.

4.jpg

На день третий нашего плавания на горизонте показались склоны гор южных островов ЗФИ (Земля Франца-Иосифа). Бухта Тихая на острове Гукера знаменита удивительным птичьим базаром, расположенном на отдельно стоящей скале Рубини, дающей пристанище тысячам птиц. Шумная суета десятитысячной колонии была слышна задолго до подхода судна. Базальтовые вулканические столбы стали домом для чистиков, моевок, кайр, люриков и бургомистров. Тысячи морских птиц встречали нас, летая вокруг ледокола и сидя на спокойной воде и льдинах. Запах при подходе к колонии оказался не так ужасен, но пришлось применить чудеса изворотливости, чтобы не получить на куртку, фотоаппаратуру и голову частичку гуано. «К деньгам», - подумал я, вытирая фотоаппарат.

Царило маловетрие, и гладь моря, спокойная как никогда, приобрела глубину и насыщенность синего цвета. «Зодиаки» доставили нас к заброшенной полярной станции. Вот они - следы цивилизации: пустующие домики советских полярников, которые ныне облюбовали белые медведи, кругом пустые бочки, в которых доставлялось горючее с большой земли, абсолютно ржавый трактор, туалет типа «без дна» на самом краю обрыва.

5.jpg


6.jpg

Яркое солнце... и белые медведи, подошедшие на завтрак прямо к борту ледокола! Свирепые хищники кажутся милыми плюшевыми мишками с полок «Детского мира», когда смотришь на них с бака ледокола.

 7.jpg

Оставив позади бухту, ледокол взял курс на север, к острову Чамп. Остров, бесспорно, уникален даже для Земли Франца-Иосифа. Выделяется он, прежде всего, своим ландшафтом, напоминающим лунный или марсианский. На подходе к острову туман начал рассеиваться, и остров показал свои чёрные скалы, напоминающие замок, построенный природой в готическом стиле. Высадились на песчаном пляже, но песок здесь не радовал своей белизной, и не грел теплыми желтоватым и рыжим оттенками. Он был чёрный, как на пляжах Камчатки. На открытых площадках встречаются «каменные грибы», образовавшиеся в результате деятельности ветра. Эти морфоскульптуры выделяются на общем фоне своим светло-серым, почти белым цветом. В понижениях рельефа растут красные мхи. Но самое уникальное - это круглые камни, они встречаются повсеместно и достигают размеров от 1 см до 1,5 метра в диаметре. Теорий происхождения камней много. Кто-то говорит о водноледниковых конкрециях гигантских размеров, другие утверждают, что камни идеально круглой формы есть результат деятельности волн морских. Космическая и биологическая теории привлекательны для третьих.

8.jpg

Крайняя островная точка России и Евразии - мыс Флигели - встретила нас туманом и сильными ветрами. В экспедиционный маршрут вмешалась природа, не дав осуществить вертолётную высадку. С открытых палуб и мостика можно было наблюдать лишь черноту скал побережья острова Рудольфа. Так мы достигли нашей самой северной точки - 81 градус 53 минуты северной широты, что в девятистах километрах от Северного полюса, и «Капитан Драницын» взял курс на залив Де-Лонга. Здесь погода оказалась благосклоннее и высадку осуществляли как на вертолёте, так и спускаясь на лёд прямо по трапу.

9.jpg

Арктика немыслима без снега и льда. Лёд встречается всюду, порой поражая своим многообразием и формами. Трудно поверить, что это всего лишь H20 в твёрдом виде. Лёд бывает белым, синим, голубым, прозрачным, зелёным, даже розовым, если на его поверхности поселились арбузные водоросли. Гигантские айсберги, севшие на мель, неподвижны и пугают своими размерами и статичностью, одновременно настораживают своим спокойствием «сильных мира сего». Льды средних размеров в форме пирамид, гигантских грибов, крокодилов и прочих диковинных существ, напротив, подвижны, и проплывают мимо, оставляя о себе лишь воспоминания.

10.jpg

На утро мы достигли островов Апполонова и Столички, в районе острова Куна, где находятся многочисленные лежбища моржей. Утренний туман рассеялся, а море оставалось безмятежно спокойным, и дало нам возможность подойти к лежбищу на максимально близкое расстояние, используя лодки «Корсар». Большинство, в том числе, самки и новое подрастающее поколение, необделенные природой мощными бивнями, отдыхали на песчаной косе, а небольшие группы плавали в некотором отдалении. Моржи предпочитают мелководья, где много доступной еды - в особенности, морских моллюсков, которые составляют наиболее изысканную часть диеты этих млекопитающих.

Арктика не для суеты, Арктика - для созерцания, для медитации. Торопясь увидеть как можно больше, многие упускают из вида самое главное. Здесь всё меняется ежеминутно: один и тот же пейзаж в течение часа меняет своё настроение несколько раз. Экспедиция подразумевает экшн, но есть время и для созерцания. Стоя на открытой палубе, можно увидеть то, что ускользает, остаётся незамеченным в суматохе дня. Например, антропоморфность ландшафтов - не редкость и всегда привлекала фотографов. Многие пытаются отыскать сочетания, смутно напоминающие очертания человеческого лица.

11.jpg

Трудно себе представить лицо Арктики, но бывает и такое. В абсолютной северной тишине, когда туман прикрывал вершины гор островов, а серое море в проливе было спокойно, на белом склоне сложилось очертание лица монголоидной расы: чёрные раскосые глаза взирали на ледокол в туманном безмолвии, давая понять - кто истинный хозяин чёрно-белого архипелага.

 12.jpg

На пути к Мурманску море было спокойным, судно монотонно покачивалось на волнах. Мы возвращались из нашего арктического сна, не осознавая, насколько всё это было реально. Эти облака грибовидной формы, прицепившиеся к верхушкам островов, эти белые медведи, что на фоне белого снега не кажутся такими уж белыми (они кремовые), эти льды нереальных форм и очертаний, цветов и оттенков... Всё это было там. Но всё это так далеко от реалий жизни города, потоков информации, машин, глобализации, интеграции, постиндустриализации и прочей «-ции»... Я и сейчас этого не осознаю, не понимаю даже по прошествии долгого времени. Знаю одно - есть места на нашей планете, которые нельзя понять, их можно только почувствовать.

Как добраться:

Лучшее время для путешествия: июль-август, когда средняя летняя температура в полярных регионах: 0º С, минимальная -15º С, максимальная +12ºС.

В этом году архипелаг Земля Франца-Иосифа можно посетить во время круиза на Северный полюс компании Poseidon Expeditions на атомном ледоколе «Ямал». Маршрут экспедиции: Мурманск -ЗФИ -Северный полюс - Мурманск. Отдельного круиза на ЗФИ в этом году в расписании круизных компаний нет.

Чего делать точно не надо:

- купаться в Северном Ледовитом Океане;

- кормить диких животных, в особенности белых медведей;

- покидать ледокол и гулять по льду самостоятельно;

Не забудьте взять фотоаппарат, самый лучший из всех доступных вариантов. Если плёнка, то берите как можно больше, и будьте уверены - её вам всё равно не хватит...

Экспедиционный круиз осуществляется на судах ледового класса и ледоколах, способных доставлять туристов в самые удалённые и труднодоступные уголки нашей планеты. Суда, ранее использовавшиеся в научных, экспедиционных целях, предлагают комфортные условия проживания и отличное питание во время путешествия, а небольшое количество участников, от 50 до 200 человек на одном судне, способствует более тесному контакту с природой, дружескому общению между пассажирами, гибкости в ежедневном расписании, а также минимальному воздействию на хрупкие экосистемы.


Текст и фото Ярослава Никитина

 

Все статьи