Николай Савельев: поехать на полюс надо хотя бы раз в жизни

Путешествие на один из полюсов планеты – не самая очевидная для выбора и, откровенно говоря, доступная поездка. Однако опыт, который можно получить, побывав на Северном или Южном полюсе, точно нельзя испытать в комфортабельных отелях Турции или Мальдив – а они могут быть даже сопоставимы по цене. Чего не хватает для развития туризма по российскому Заполярью, когда первые туристы прилетят на Землю Франца-Иосифа, надо ли бояться северных медведей, что такое "полярный прыжок", и сколько стоит добраться на "край Земли", в интервью РИА Новости рассказал основатель Клуба полярных путешествий Poseidon Expeditions Николай Савельев. Беседовала Марина Первухина. 

– Северный полюс – направление не для массового отдыха. Чем привлекают путешественников Северный Ледовитый океан и экстремальные холода? 

– Во-первых, это полярное сафари. Все знают и едут на сафари в Африку, чтобы увидеть жирафов, носорогов, бегемотов. Но в Арктике, на Северном полюсе и в Антарктике тоже оказываешься в дикой природе, только вокруг тебя медведи, киты, касатки, пингвины, морские леопарды, тюлени и моржи. 

А какая тут богатая история! К началу XX века весь мир был изучен, и на карту нанесли все, за исключением полярных регионов. Экспедиции по изучению и освоению Северного и Южного полюсов только начались в конце XIX – начале XX веков. Следы тех первых экспедиций так и остались нетронутыми в вечной мерзлоте. Это живая история, к которой сегодня можно прикоснуться. В российской части Арктики сокрыта целая история для любознательных людей. Она написана учеными, которые большую часть жизни посвятили исследованию полярных регионов. 

Туристы с полюсов возвращаются домой другими людьми, узнав, как зимуют медведи, охотятся касатки, увидев полярные станции и пообщавшись с теми, кто там работает. Ведь этих людей на улице просто так не встретишь. 

– А кто они – полярные туристы? 

– Особенные люди. Тех, кто привык отдыхать в Турции или Египте, там почти не встретишь, хотя есть и такие, примерно каждый десятый. Мы замечаем, что это совсем другие люди в плане образования и социального статуса. Многое, конечно, зависит от средств, хотя так бывает не всегда. 

Сейчас поездка на Шпицберген или Землю Франца-Иосифа не дороже путешествия в хорошие турецкие отели. Тут скорее вопрос в том, что человеку интересно, насколько он образован. 

– В условиях известных ограничений район Северного полюса, наверное, это самое безопасное место на планете. Сказалась ли пандемия на интересе россиян к заполярным поездкам? 

– Представьте себе, у россиян во время пандемии вырос спрос на путешествия в высокие широты. Границы между странами закрыты, и многие подумали: почему бы не побывать в Заполярье? Если раньше россиян на Северный полюс в сезон ездило человек 15-20, то этим летом их было 200. Рост произошел кратно. Сейчас мы видим, что интерес продолжает расти. Двадцать два года назад, когда мы только начали здесь работать, этот продукт был настроен на западный рынок немецкоговорящей Европы и почти неизвестен в России. Сейчас все меняется. 

– В какое время лучше всего отправляться на Северный полюс? Когда здесь начинается сезон? 

– В Арктике и на Северном полюсе сезон открывается в июне и длится до конца лета. В Антарктике это ноябрь-февраль и часть марта. Первые круизы в Антарктику обычно начинаем в начале ноября. Но в этом году из-за ковидных ограничений, которые действуют в Аргентине, немного отстаем. С 1 ноября их сняли, и антарктической сезон начинается. 

В туристический сезон температура на полюсах в среднем составляет плюс пять градусов, на солнце может доходить и до десяти. 

– Сколько россиян с начала этого года выбрали путешествие на полюса Земли? Какой процент они занимают в сравнении с путешественниками из других стран? 

– До пандемии 60% туристов в Антарктике были из Азии, Китая и Тайваня. На втором месте – путешественники из Америки, на третьем – Европа, на четвертом – Австралия, в конце – микс, в том числе русские, которых 15%. Спрос из-за пандемии не упал. Количество русскоязычных путешественников выросло и составляет сейчас 40%. 

Процент россиян, желающих отправиться на Северный полюс, увеличился на 200%. Этим летом мы сделали два круиза, и там были только русские путешественники. 

Это говорит о том, что наш народ "напутешествовался по Таиландам". Почему раньше был такой низкий спрос со стороны россиян, и достаточно высокий – на Западе? Во-первых, к концу 1980-х – началу 1990-х весь мир уже активно перемещался: все были в Париже, Венеции, на Мальдивах, людей уже нечем было удивить. У нас же, наоборот, тогда границы только открыли, и все полетели за рубеж. Двадцать лет прошло, пока мы не "намальдивились". Только сейчас россияне начали смотреть – а что же есть еще, в том числе и в полярных регионах. 

Во-вторых, мы северная страна, и чисто психологически людей тянет на море. В-третьих, этот продукт несколько дороже, чем Турция и Египет. 

– Из чего складывается цена поездки на Северный полюс? На чем обычно отправляются в путь россияне, и сколько это стоит? 

– Добраться туда сейчас можно единственным способом – это атомный ледокол "50 лет Победы". Судно принадлежит "Росатому", а мы его арендуем. В сезон он обычно совершает пять рейсов. Ледокол отправляется из Мурманска, и на его борту может находится 120 пассажиров. Путешествие к вершине планеты обойдется в 2,4 миллиона рублей. 

Круизы в Гренландию, на Шпицберген, Землю Франца-Иосифа или в Антарктику доступнее. Такой тур стоит 40-50 тысяч рублей в сутки на человека. Путешествие длится в среднем 10 дней. 

– Какие сегодня условия созданы для туристов, выбирающих для поездки в эти суровые края? 

– Комфортные, но не люкс, конечно, потому что это настоящий ледокол, а не круизный лайнер. Все достаточно просто, но функционально. Люди платят большие деньги не за ковры и дорогую еду. Они платят за новые знания и впечатления, за встречу с уникальными людьми. Дойти до Северного полюса, побывать на ледоколе и посмотреть острова и архипелаги Северного морского пути, в числе которых Земля Франца-Иосифа – самая северная территория России. Эта поездка, в которой чувствуешь, будто оказался за пределами Земли. 

Путешественники могут своими глазами увидеть, как меняется климат и узнать об этом максимально много, ведь с нами на ледоколе идут ученые и полярные эксперты: морские биологи, гляциологи, экологи. 

– Много ли туристов из России возвращаются в эти места вновь? Или чаще это поездка, которая случается раз в жизни? 

– Тенденция такая: кто хотя бы раз побывал в этих краях, возвращается вновь. Количество путешественников, которые уже бывали в полярных регионах, составляет 80%. После Северного полюса они идут в Арктику, Антарктику и наоборот. Эти люди открыли для себя другие эмоции и путешествия. Кто познакомился с полярным миром, тот навсегда влюбляется в него. 

– Нужна ли поддержка властей для развития этого направления туризма? Что вообще сегодня нужно для развития российской части Арктики как туристического направления? 

– Канадская Арктика, Гренландия, Аляска – это места, где полярный туризм развивается полным ходом, а мы до сих пор закрыты и никого туда не пускаем. Туроператоры не хотят работать с таким направлением, потому что это очень сложно. Нужны большие средства и маркетинговые усилия, чтобы продвинуть продукт. Проще предложить туры на Байкал или Камчатку. 

Дело в том, что российский арктический регион и его морская часть – это самая протяженная территория по сравнению с другими государствами, участниками арктической зоны. Увеличить турпоток в арктическую зону – все равно что увеличить его на Луну. Звучит красиво, но зачастую очень сложно, а порой, с учетом некоторых нормативно-правовых актов, невозможно. Нужно приводить все это в порядок. 

Чтобы развить турпоток в морскую часть российской Арктики, которая является самой большой и интересной для всего мира, нужно создавать транспортную доступность. С решением этих двух проблем начнет развиваться все остальное. 

– Что, по вашему мнению, нужно конкретно сделать для развития транспортной инфраструктуры? 

– Арктика – это огромные территории, и существует только два способа туда добраться: морской и воздушный. Мы изучили опыт Гренландии, Чили, Аргентины, США в Арктике, и все они развивались по одному сценарию. Эти далекие регионы в первую очередь представляют военно-стратегический интерес. Все страны сначала строили военные аэродромы, а затем принимали нормативно-правовые акты для использования их в двойном назначении. 

Если такое проделают у нас, то автоматически начнет развиваться туристическая составляющая. Потому что туроператоры начнут понимать, что туда можно добраться и запустить чартерное или регулярное авиасообщение. А после уже строить инфраструктуру. 

Сейчас на остров Шпицберген прилетает до 120 тысяч человек в год, в день – до восьми регулярных рейсов. Там есть университеты, магазины. Десятки рейсов приземляются и в Гренландии. 

Земля Франца-Иосифа находится в 800 километрах от Шпицбергена. Это дикая территория. Там оборудована взлетно-посадочная полоса для военных (круглогодичный аэродром на Земле Франца-Иосифа открылся в мае 2021 года – ред.). Мы пытаемся добиться того, чтобы она приобрела статус двойного назначения. 

Это возможно и допустимо. Сейчас ведем разговор с Минобороны по дооборудованию полосы необходимой инфраструктурой. Но сколько еще времени понадобится для этого, неизвестно. 

Мы ратуем за развитие Земли Франца-Иосифа как самой близкой для нас территории. Ведь туда лететь из Москвы всего четыре часа. 

– Что вы готовы со своей стороны сделать для развития на этой земле инфраструктуры? 

– Земля Франца-Иосифа – это западные ворота в российский сектор Арктики и на Северный морской путь. Мы готовы построить там отель на сотню мест. Но пока не включаемся в эту работу, ожидаем изменения законодательства, чтобы сделать более доступным присутствие туристов. Пока же существует жесткий разрешительный регламент, международным туроператорам это направление будет не очень интересно. Надо все же изучать опыт других стран и применять его, а не изобретать велосипед, и тогда туризм в Арктике начнет развиваться семимильными шагами. Главное здесь – не инвестиции, а изменение законодательства. После приступим к работе. Это будет самый северный отель в мире. Мы его возведем в короткие сроки, так как на Земле Франца-Иосифа будет производиться только сборка. 

– Кого стоит бояться на Северном полюсе? Медведей? Часто ли они выходят к людям? 

– Арктика и Северный полюс – родина и дом белых медведей. Это самые большие млекопитающие, и меры предосторожности нужны всегда. В Антарктике встречаются пингвины, которые очень дружелюбны и миролюбивы, разве что могут укусить за сапог. Не стоит близко подходить к морским слонам. Моржи и тюлени не представляют опасности. 

– Какие есть дополнительные услуги для смелых путешественников? Например, доступна ли ночевка в спальном мешке на берегу? 

– Путешественники ночуют на судне, но дополнительно мы устраиваем кемпинг в Антарктике. Можно провести ночь под небом Антарктики, однако количество таких мест ограничено – всего 30 участников в одном круизе. И зачастую такие ночевки в спальных мешках забронированы на два года вперед. 

Для любителей острых ощущений предусмотрено погружение в воды Арктики или Антарктики. Мы называем это "полярный прыжок". Температура воды от двух до семи градусов. 

– Какие сегодня стоят задачи перед Клубом полярных путешествий? 

– Один из самых амбициозных наших планов – осуществление одиночного полярного дрейфа в Антарктике Федором Конюховым. Похожее путешествие знаменитый путешественник совершил летом этого года в районе Северного полюса. Сейчас мы занимаемся подготовкой антарктической экспедиции. В декабре планируем отправиться туда на разведку, а в следующем году Федор реализует задуманное, и наши путешественники смогут стать свидетелями этого события. 

Помимо этого, мы занимаемся строительством круизного лайнера вместимостью 150 человек. А еще планируем организовать концерт на Северном полюсе с участием группы "Мумий Тролль". 

– В составе международных экспедиций вы побывали на обоих полюсах. Дайте советы тем, кто мечтает совершить нечто подобное. 

– Совет один – такое путешествие надо совершить хотя бы раз в жизни. Это для мужчины как: посадить дерево, воспитать сына, построить дом и… побывать на Северном полюсе. 

– Личный и, может быть, наивный вопрос. Трудно ли выжить подготовленному и хорошо экипированному человеку в одиночку в условиях полярной зимы? 

– Если говорить о профессиональных путешественниках, то это сложно, нужна большая подготовка, как физическая, так и моральная. Подготовка первого круиза на Северный полюс заняла два года для того, чтобы путешествие было интересным и безопасным. 

Если говорить о личных экстремальных путешествиях, когда люди на лыжах доходят до Северного полюса… Мне, например, этого очень хотелось, ведь каждый настоящий мужчина должен иметь мечту. Но чтобы она сбылась, пришлось готовиться несколько лет. 

Ссылка на материал: https://ria-ru.turbopages.org/ria.ru/s/20211203/savelev-1761893887.html



Партнеры и ассоциации

Clean Up Svalbard Authentic hotels and cruises Polar bear international Национальный парк «Русская Арктика»