Евгений Гришковец: «Весь мой жизненный опыт сейчас практически бесполезен»

- Вы вот собираетесь на Северный полюс. Как вам это в голову пришло, или вам предложили — вы согласились?

- Мне предложили, да. Мне предложили принять в этом участие как человеку, который уже был в Арктике, который связан с морем и сможет тем людям, которые будут в этом путешествии, что-то интересное рассказать. Потому что в самом этом путешествии будет как минимум несколько дней, когда ледокол будет идти просто в штормовом или в не очень штормовом Баренцевом море и ничего происходить не будет. Ну, то есть это просто пустынное, довольно суровое море. И в это время я смогу каким-то образом что-то осмысленное рассказать тем людям, которые будут на борту.


756239197062.jpg

- Когда вы в армии служили, вы были в Баренцевом море?

- Нет, я служил на Тихоокеанском флоте. И на Северном полюсе не был. Я был в Баренцевом море в экспедиции на Землю Франца-Иосифа, в настоящей научной экспедиции с учеными-орнитологами.

- Как вы туда попали?

- Тоже пригласили. Это было в 2012 году. Я не ожидал увидеть то, что увидел. Потому что есть люди, которые думают, что Арктика — это что-то такое безлюдное, холодное, безжизненное практически. А там удивительной красоты мир, даже не скажу природа. Это мир, в котором человек вообще не является хоть сколько-нибудь главной фигурой. И там очень особенные формы жизни — это удивительный мир, очень хрупкий, прекрасный, героический какой-то. Это мир, в который когда-то могли попадать только герои. Еcли они отправлялись туда, в Арктику, то это был смертельный риск. Так было еще каких-то сто лет назад. А сейчас туда идет могучий атомный ледокол, который гарантированно доходит до полюса.


Ссылка на материал: https://style.rbc.ru/people/60c9c80c9a79476ba6578bde



Другие материалы

Партнеры и ассоциации

Clean Up Svalbard Authentic hotels and cruises Polar bear international Национальный парк «Русская Арктика»